Кто выигрывает в торговой войне Трампа?

Контуры торговой стратегии президента США Дональда Трампа становятся яснее с каждым днём. Торговые партнёры Америки столкнулись с радикальными угрозами. Но, как показывают результаты пересмотра соглашения о свободной торговле между США и Южной Кореей, а также «реформа» и переименование Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), большинству стран нужно предложить лишь минимальные уступки, чтобы успокоить Трампа. Единственная страна, которая его реально заботит, его «враг народа номер один», – это Китай.

Тем самым, подготовлена почва для китайско-американского противостояния, со всеми его весомыми и непредсказуемыми геостратегическими последствиями. Но для всего остального мира это, возможно, не такая уж и плохая новость. Более того, экономическая теория позволяет предположить, что есть некая истина в старой поговорке: «Когда двое ссорятся, третий радуется».

До недавнего времени торговая политика, как правило, служила делу либерализации. В период с 1960-х по 1990-е годы главным двигателем этот процесса было общее снижение пошлин, которое согласовывалось в рамках Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), а затем преемника ГАТТ – Всемирной торговой организации. Однако последняя попытка всеобъемлющего снижения пошлин (так называемый Дохийский раунд) так и не принесла результатов, в основном потому, что Индия (а не Китай) выступила против открытия некоторых из своих ключевых рынков.

В какой-то степени импульс либерализации помогали сохранять региональные торговые соглашения, которые обычно заключали страны-единомышленники, уже и так глубоко интегрированные. Но экономисты всегда скептически относятся к подобным соглашениям, потому что они по своей природе является соглашениями о преференциях. Когда торговые барьеры снижаются только для нескольких торговых партнёров, заключающих региональное соглашение, тогда производители этих стран обычно переключают своё внимание на партнёров по этому соглашению, что приводит к снижению импорта из других стран.

Иными словами, вместо стимулирования роста общих объёмов торговли, региональные соглашения, прежде всего, способствуют их перенаправлению: возрастают объёмы торговли между участвующими в них странами (к их выгоде), но снижаются объёмы торговли с третьими странами, которые несут (небольшие) убытки. Этот вывод подтверждает огромное количество эмпирической литературы об уже существующих торговых соглашениях о преференциях.

Можно предположить, что, если группа стран с большими оборотами торговли поступает равно наоборот, то есть они повышают пошлины только между собой, тогда третьи страны должны от этого выиграть. Итак, следует ли остальным странам от Европы до Азии приветствовать «торговое соглашение об отрицательных преференциях», в соответствии с которым, по сути, действуют сейчас США и Китай?

Поскольку США вводят более высокие пошлины на китайские товары, европейские производители получат конкурентное преимущество перед китайскими производителями на американском рынке. А на китайском рынке европейские и азиатские производители получат конкурентное преимущество перед американскими производителями.

Это означает, что значительная часть объёмов американо-китайской торговли, скорее всего, будет перенаправлена в страны Европы, в Японию и другие государства Азии, близкие к китайскому рынку. Евросоюзу, вероятно, достанутся особенно большие выгоды, поскольку он по-прежнему является одним из крупнейших торговых партнёров как США, так и Китая, а также потому, что европейские производители часто оказываются ближайшими конкурентами американских компаний.

Хотя практически любое торговое соглашение об отрицательных преференциях может приносить определённую выгоду третьим странам, эти выгоды будут, наверное, особенно велики в случае с американо-китайским «соглашением». Изменение торговых потоков часто считается теоретической конструкцией с малым практическим значением для реального мира, поскольку в большинстве стран, заключающих торговые соглашения о преференциях, уже и так действуют достаточно низкие пошлины. В результате, любое изменение пошлин оказывалось небольшим, равно как и их более широкое влияние на торговлю.

Китайско-американская торговая война в этом смысле отличается, потому что эти две страны, ранее достаточно открытые друг для друга, начали устанавливать серьёзные торговые барьеры. США уже сейчас вводят пошлины в размере 10% (это в четыре раза выше среднего уровня пошлин в Америке) на китайские товары стоимостью более $200 млрд. В следующем году эти пошлины могут быть повышены до 25% (в десять раз выше среднего размера американских пошлин на импорт из других стран), а их действие расширено на более широкий спектр импортных товаров. Это означает, что перенаправляемые объёмы торговли могут оказаться весьма существенными.

Да, разумеется, высокая степень интеграции трансатлантической экономики может действовать как смягчающий фактор. Например, Airbus способен заменить Boeing на огромном китайском рынке, но при этом более трети добавленной стоимости в самолёте Airbus является вкладом США. И это одна из причин, почему Трамп может решить продлить перемирие с ЕС, согласованное в июле.

Впрочем, представляется весьма вероятным, что в конечном итоге китайско-американская конфронтация значительно изменит глобальную торговлю. Это может быть выгодно большинству стран мира, но при этом появятся серьёзные последствия и для США с Китаем, где потребителям и предприятиям, зависящим от импортного оборудования, придётся платить больше.

Скорее всего, у США убытки будут выше, чем у Китая, потому что в китайском импорте из Америки существенная доля приходится на сельскохозяйственное сырье, а найти альтернативных поставщиков этого сырья сравнительно легко. Например, Китай может начать импортировать сою из Бразилии, а не из США; дополнительные затраты будут невелики. Кроме того, китайские контрмеры оказались более умеренными; маловероятным выглядит введение общей пошлины в размере 25% на американский импорт.

В целом, китайско-американская торговая война может принести определённые убытки Китаю, но эти убытки, видимо, померкнут перед размером убытков, которые США сами себе создают. А тем временем, у всего остального мира вполне могут быть причины пожелать обеим сторонам долгого и плодотворного конфликта.

https://www.project-syndicate.org/commentary/trade-war-winners-everyone-but-america-by-daniel-gros-2018-10