Назревающий кризис в Южной Корее

Спустя 20 лет после Азиатского финансового кризиса видно, что Южная Корея выучила его уроки: страна предприняла достаточно болезненные меры, которые помогли повысить устойчивость её экономики. Но сейчас перед ней возник новый набор внешних и внутренних угроз, которые предвещают новый серьёзный экономический кризис – или даже нечто похуже. И на фоне разворачивающегося северокорейского ядерного кризиса последнее, в чём нуждается страна, – это новый шквал экономической бури.

В июле 1997 года валютный кризис, охвативший Таиланд, быстро распространился на соседние страны. По Южной Кореей этот кризис ударил не сразу; многие полагали, что стране удастся его избежать. Но уже в ноябре 1997-го страна столкнулась с резким оттоком иностранного капитала, что – в сочетании с неспособностью финансовых учреждений занимать средства за рубежом – привело к быстрому исчерпанию валютных резервов.

Спустя месяц Южная Корея обратилась к Международному валютному фонду за помощью и приступила к болезненным структурным реформам. Многие компании и финансовые учреждения обанкротились, миллионы рабочих мест исчезли. В 1998 году ВВП страны упал на 5,5%.

Однако уже в следующем году ситуация изменилась: ВВП подскочил на 11,3%, а проведённые правительством реформы помогли ликвидировать структурные слабости, в частности недостаточный надзор в финансовой системе и избыточный уровень кредитов у корпоративного сектора.

В результате, Южная Корея пережила мировой финансовый кризис 2008 года немного легче, чем большинство других государств мира, валютные резервы страны значительно превышают объём краткосрочных внешних обязательств, а её компании и банки являются финансово устойчивыми. В этом смысле Азиатский финансовый кризис для Южной Кореи оказался злом, которое принесло благо.

Тем не менее, сейчас Южная Корея страдает нескольких структурных проблем, которые наблюдаются и в Японии, где уже два десятилетия экономика стагнирует: быстрое старение населения, неэффективность рынка труда, институциональная слабость, низкий уровень производительности в секторе услуг.

Демографические факторы ухудшаются. В прошлом году суммарный коэффициент рождаемости в Южной Корее упал до 1,17 (это один из самых низких показателей в мире) и продолжает снижаться. По прогнозам, к 2035 году доля населения старше 65 лет вырастет до 28% с нынешних 14%. А поскольку численность рабочей силы сокращается, а бремя поддержки престарелых растёт, экономика страны теряет жизненные силы.

Однако ещё больше проблем связано с низкой эффективностью рынка труда и слабостью институтов в Южной Корее. По данным последнего доклада о глобальной конкурентоспособности (публикуется Всемирным экономическим форумом), Южная Корея занимает 73-е место в мире по эффективности рынка труда, что вызвано жёстким регулированием отношений между работодателями и работниками. А в категории «Качество институтов» она занимает 58-е место, что объясняется избыточным государственным регулированием, непрозрачным корпоративным управлением и политической нестабильностью.

Наконец, в секторе услуг средний уровень производительности составляет лишь 45% от уровня производительности в промышленном секторе, в то время как в странах ОЭСР это показатель равен в среднем 90%. Данная проблема особенно актуальна для таких отраслей, как финансы, недвижимость, бизнес-услуги, коммунальные и государственные услуги.

Внешне Южная Корея крайне уязвима перед риском эскалации северокорейской ядерной угрозы. За прошедшие месяцы Северная Корея запустила несколько баллистических ракет и провела ядерные испытания, что спровоцировало обмен острыми заявлениями между главой КНДР Ким Чен Ыном и президентом США Дональдом Трампом. Подобная война слов, в которой обе стороны угрожают нанесением «превентивных ударов», вызывает растущие страхи по поводу вероятности военного конфликта на Корейском полуострове.

США сейчас пытаются надавить на Китай, чтобы тот ответственно занялся обузданием северокорейской ядерной угрозы: министерство финансов США ввело санкции против китайских частных лиц, компаний и банков, которые ведут бизнес с Северной Кореей. Но хотя Китай недавно согласился активней соблюдать режим санкций, эта стране не желает краха северокорейского режима.

Более того, гнев Китая оказался частично направлен и на Южную Корею. Китай не просто настойчиво требует вывода американской системы противоракетной обороны THAAD из Южной Кореи, воспринимая её как угрозу собственной безопасности и стратегическому балансу в регионе. Китай использует свою экономическую мощь в качестве инструмента возмездия Южной Корее.

Например, из-за введения Китаем запрета на групповые туры в Южную Корею за первые восемь месяцев этого года страну посетило на 49% меньше китайских туристов, чем за тот же период прошлого года. Более того, в руках у Китая имеется серьёзный внешнеторговый рычаг: на его долю приходится 25% объёмов южнокорейского экспорта.

Ситуация усугубляется тем, что второй крупнейший торговый партнёр Южной Кореи – США (на их долю приходится 13% южнокорейского экспорта) – тоже начал давить на страну. Вопреки критической важности укрепления альянса между США и Южной Кореей, администрация Трампа, озабоченная значительным дефицитом в торговле между двумя странами, грозится пересмотреть двустороннее соглашение о свободной торговле.

Последствия этого шага будут очень серьёзны для зависимой от экспорта экономики Южной Кореи, однако на сегодня самой важной и неотложной задачей является предотвращение военного конфликта на Корейском полуострове. В связи с этим, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, давно выступающий за проведение «политики солнечного тепла» в отношении Севера, предлагает сочетать «сбалансированные санкции с диалогом». Впрочем, пока что Южная Корея не сумела улучшить дипломатические отношения даже со своим союзником США, не говоря уже о Китае. И она ни на йоту не приблизилась к возобновлению межкорейского диалога.

Такие неудачи пугают многих корейцев. Может ли непредсказуемый Трамп зайти настолько далеко, что Южная Корея (и Япония) будут принесены в жертву ради спасения Сан-Франциско? Этот сценарий настолько устрашает, что в Южной Корее начались дискуссии на тему перспектив создания собственного ядерного оружия или размещения американского тактического ядерного оружия на территории страны. Оба варианта вызовут резкое недовольство Китая, а потенциально могут привести к вооружённому конфликту на Корейском полуострове.

В 1990-е годы Южная Корея предпочитала выжидать, пока ситуация не достигнет апогея, прежде чем начать реагировать. На этот раз она должна пресечь начинающийся кризис в зародыше. Это означает, что надо ускорить проведение структурных реформ с целью повышения производительности, поднять эффективность рынка труда, обновить институты и создать бизнес-климат, благоприятный для современного сектора услуг и инновационных стартапов. Это также означает, что надо укреплять экономические и дипломатические связи с крупными странами, одновременно работая с США и Китаем, в первую очередь, над прекращением ядерного противостояния с Северной Кореей.

Ни одна из этих задач не является легко выполнимой. Но будущее процветание Южной Кореи, а может быть, даже само выживание страны, зависит от активных усилий её руководства на обоих фронтах в предстоящие месяцы и годы.

https://www.project-syndicate.org/commentary/south-korea-nuclear-threat-economic-crisis-by-lee-jong-wha-2017-10