Модернизационные амбиции Китая

В октябре прошлого года, открывая XIX Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая, председатель Си Цзиньпин пообещал, что страна будет обладать «полностью современной» экономикой к 2035 году и достигнет статуса страны с высоким уровнем доходов к 2049 году, то есть к 100-летней годовщине основания Народной Республики. Можно надеяться, что Си Цзиньпин окажется успешней первого премьера Китая Чжоу Эньлая, который в 1964 году пообещал провести «четыре модернизации» до конца XX века.

План Чжоу был сфокусирован на реформе четырёх ключевых секторов – сельское хозяйство, промышленность, оборона, а также наука и технологии. Он не ставил конкретных целей по уровню доходов, но можно уверенно предложить, что он, вероятно, ожидал от Китая более высоких результатов, чем те, что были достигнуты. Согласно стандартам Всемирного банка, на рубеже столетий Китай считался страной с доходами ниже среднего уровня.

Но на этот раз достижение китайских целей по уровню доходов может стать на самом деле лёгкой частью задачи. Реальный подушевой ВВП Китая сейчас равняется примерно 25% от аналогичного показателя США. Для вступления в клуб стран с высокими доходами, воплощением которого является ОЭСР, Китаю придётся поднять эту цифру, как минимум, до 45% (в зависимости от того, как именно измеряются реальные доходы). Пока что этого уровня достигли 36-40 стран.

Китай сумеет вступить в ряды этих стран к 2049 году, если его экономика будет ежегодно расти, как минимум, на 1,7 процентных пунктов быстрее экономики США, причём начав прямо сейчас. Если предположить, что экономика США сохранит долгосрочные темпы роста на уровне 2%, тогда Китаю надо будет ежегодно расти на 3,7%. Это значительно ниже нынешних темпов роста китайской экономики – 6,5%. И даже если эти темпы к 2049 году постепенно замедлятся до 2%, в среднем они составят, как минимум, 4%.

Однако модернизация – это не просто вопрос доходов. Это всеобъемлющий процесс, который в конечном итоге должен превратить Китай в общество, обладающее теми видами благ, которые сегодня можно увидеть в развитых демократических странах: открытые возможности, личный комфорт, государственные услуги. Успешное завершение этого процесса будет не простой задачей.

Прежде всего, Китаю придётся заняться очищением окружающей среды. Данную задачу рядовые китайцы считают сегодня не роскошью, а императивом. Правительство уже предпринимает некоторые позитивные шаги: например, этой зимой качество воздуха вокруг Пекина значительно улучшилось, благодаря закрытию загрязняющих природу заводов и замене угля на природный газ в системах отопления жилья.

Однако эти перемены даются высокой ценой, в частности выросли цены на природный газ. Стоимость улучшения качества воздуха во всех китайских городах, не говоря уже об очищении всех загрязнённых рек, озёр и почвы в стране, будет колоссальной.

Вторая задача, которую предстоит решить Китаю на пути к модернизации, – сокращение разрыва между городом и селом. Несмотря на сокращение разрыва в уровне доходов, у сельских жителей по-прежнему хуже доступ к системе образования, к инфраструктуре и государственным услугам.

Здесь поможет продолжение процесса урбанизации, однако даже по самым оптимистичным прогнозам, в 2035 году более 300 млн граждан Китая будут по-прежнему жить в деревне. Ни одна страна не может считаться современной, – какими бы ни были сверкающими и динамичными её города, – если её сельские районы отстают.

Трудности модернизации, с которыми сталкивается Китай, усугубляются тем, что численность населения работоспособного возраста в стране начинает снижаться. По данным Всемирного банка, к 2040 году она может сократиться более чем на 10%. И хотя автоматизация способна защитить Китай от острой нехватки рабочей силы, старение населения повысит экономическую нагрузку на систему социального страхования.

Несмотря на введение индивидуальных счётов ещё 20 лет назад, пенсионная система Китая, по сути, до сих пор работает по солидарному, а не накопительному принципу. Когда поколение китайских «бэби-бумеров», рождённых в 1962-1976 годах, начнёт выходить на пенсию, дефицит этой системы резко увеличится. Более того, некоторые провинции с быстро стареющим населением и медленными темпами роста экономики уже сейчас зависят от субсидий центрального правительства. Китай отчаянно нуждается в более унифицированной и всеобъемлющей пенсионной системе, чтобы сбалансировать охват населения социальным страхованием на всей территории страны.

Конечно, рост национального дохода Китая поможет стране противостоять трудностям, которые её ждут. Но одно только богатства, хотя оно и необходимо, недостаточно. Например, необходимо значительно укрепить верховенство закона, а не просто заниматься обузданием коррупции чиновников. Нужен культурный сдвиг: гражданам надо учиться, как следует жить и работать в обществе, которое управляется прочными правилами и правовыми структурами, а не географическими и семейными связями.

Есть хорошие новости: Си Цзиньпин понимает важность верховенства закона. В докладе, с которым он выступил на Всекитайском съезде, данный термин упоминается более 20 раз и делается акцент на «общей задаче всестороннего развития правового государства» с целью «построения страны социалистического верховенства закона». Впрочем, для преображения традиционного стиля жизни в Китае потребуется нечто большее, чем поучительная риторика.

Одно из ключевых препятствий связано с китайской политической системой. Принято считать, что демократия – это незаменимый элемент динамичного гражданского общества. Но китайские власти твёрдо намерены не вводить систему с демократическими выборами никаким образом и ни в какой форме. Последние политические события в развитых демократических странах, а особенно рост популярности крайне правых популистских движений и лидеров, в том числе президента США Дональда Трампа, укрепили эту решимость.

Повышая качество жизни в стране, «китайская модель» отчасти удовлетворяет отдельные требования к политической легитимности. Но как только это качество достигнет определённого уровня, китайский народ, почти несомненно, потребует расширения личных свобод и политической подотчётности. В результате, самой фундаментальной проблемой, которую предстоит решить руководству Китая, становится поиск такой модели государственного управления, которая бы удовлетворила все эти требования, но позволяла бы и дальше избегать перехода к выборной демократии.

https://www.project-syndicate.org/commentary/china-full-modernization-challenges-by-yao-yang-2018-02