Острова невезения

Из-за чего Мальдивы вышли из Британского Содружества

В четверг, 14 октября, Мальдивы — маленькая островная страна в Индийском океане — объявила о выходе из Британского Содружества. Это стало неожиданностью — еще недавно страна делала все, чтобы в Содружестве остаться. Почему в Мале изменили свою позицию и что это означает для Мальдив и всех остальных игроков на просторах Индийского океана.

Игра на опережение

Последние полтора года Британское Содружество отчаянно пыталось заставить Мальдивы изменить свою внутреннюю политику, обвиняя действующего президента Абдуллу Ямина в нарушении демократических стандартов и преследовании политических оппонентов — в частности, бывшего президента Мухаммеда Нашида, приговоренного к 13 годам тюрьмы по обвинению в терроризме. Каждый раз президент Ямин, благодаря искусным внешнеполитическим маневрам, умудрялся избегать санкций, заручаясь поддержкой то Индии, то Пакистана, то Малайзии. Наконец, в феврале министерская группа действий Содружества выставила Мальдивам ультиматум: до сентября Ямин должен был освободить всех политических заключенных и провести судебную реформу.

Уже летом стало понятно, что требования не будут выполнены. Вместо смягчения внутренней политики Ямин, невзирая на протесты ООН, отменил 60-летний мораторий на смертную казнь. Когда в сентябре правозащитники констатировали, что требование Содружества не выполнено. Абдулла Ямин не стал дожидаться мартовского заседания министерской группы, где наверняка было бы принято неблагоприятное для Мале решение, сыграл на опережение и объявил о выходе из организации. В официальном разъяснении МИД Мальдив заявил, что все обвинения в нарушении демократических стандартов не имеют под собой оснований, и упрекнул Содружество во вмешательстве во внутренние дела суверенного государства.

Кто же прав и зачем Ямину потребовалось вводить смертную казнь?

Курортные страсти

Большинство россиян знают о Мальдивах лишь то, что это роскошный курорт. Но на райских островах последние десятилетия кипели нешуточные страсти. За полвека независимости бывший султанат пережил, к примеру, ссылку премьера на далекий атолл, бегство другого премьера со всей казной в Сингапур и попытку переворота с участием наемников-тамилов.

С 1978 по 2008 годы республикой железной рукой правил Момун Абдул Гаюм. Пять раз его избирали президентом — единственный кандидат, он неизменно получал более 90 процентов голосов. Он пережил одно покушение и три попытки переворота, но в конце концов, уступив требованиям оппозиции и давлению из-за рубежа, согласился на альтернативные выборы. Хотя Гаюм создал для себя максимально выгодные условия, он проиграл. К власти пришел кандидат от оппозиции Мухаммед Нашид, европейски образованный либерал, имеющий за плечами 16 тюремных сроков и хорошие связи с британским истеблишментом. Он пообещал справиться с инфляцией, безработицей, коррупцией и наркоторговлей.

Однако реформы забуксовали. Нашид обвинял в этом сторонников старого режима, окопавшихся на ключевых постах. Оппозиция в ответ заявляла, что президент хочет уничтожить ислам и превратить Мальдивы в западную марионетку. В народе зрело глухое недовольство. Непродуманные действия Нашида, приказавшего вопреки закону в январе 2012 года арестовать верховного судью, вызвали массовые протесты. Полиция отказалась применять силу против демонстрантов и присоединилась к ним. Мухаммед Нашид подал в отставку — как он позже объяснял, «под дулом пистолета». На последовавших вскоре выборах победу одержал сводный брат Гаюма — Абдулла Ямин.

Мальдивский фронт джихада

Пытаясь заручиться поддержкой консерваторов и максимально дистанцироваться от свергнутого Нашида, Ямин объявил ислам скрепой нации, спасающей острова от попыток западных стран подорвать их суверенитет. Хотя большинство мальдивцев — мусульмане-сунниты, ислам на Мальдивах всегда был особенным, с примесью местных обычаев. Абдулла Ямин сделал ставку на Саудовскую Аравию, и на островах устремились проповедники-салафиты со своими идеями «чистого ислама», а Эр-Рияд выделил деньги на строительство в столице страны Мале нового исламского университета.

Так Ямин открыл ящик Пандоры. Больше половины населения Мальдив, более 150 тысяч человек, проживают в столице. В Мале высокий уровень безработицы среди молодежи, процветают преступность и наркоторговля. В глубинке ситуация не лучше: хотя Мальдивы считаются туристическим раем, управляют отелями в основном европейцы и австралийцы, а персонал набирается из бангладешцев. Безработная молодежь, ежедневно лицезреющая богатых туристов, — прекрасный материал для радикализации.

По официальным данным, первые мальдивцы, жаждущие джихада во имя чистого ислама, отправились в Ирак в 2013 году. Туда едут и столичная молодежь, и бедные рыбаки с отдаленных островов. Большинство джихадистов присоединяются либо к «Джабхат ан-Нусре», либо к «Исламскому государству» (обе организации запрещены в России). Всего, по подсчетам местного МВД, в ряды боевиков влились более 200 граждан страны — таким образом, Мальдивы выбились в мировые лидеры по числу исламистов на душу населения (всего на островах проживают около 340 тысяч человек). Недавно боевики-мальдивцы опубликовали видео с угрозами убить президента и устроить теракты на курортах, если Мале не введет в стране законы шариата и не освободит главу местного ответвления «Братьев-мусульман», партии «Адхалат», — шейха Имрана Абдуллу, приговоренного за терроризм к 12 годам тюрьмы.

Теракты на курортах были бы для Мальдив катастрофой. По разным оценкам, от 60 до 90 процентов всей валюты страна зарабатывает на курортниках, 70 процентов экономики так или иначе завязаны на туристический сектор. Удар по нему запустит эффект домино, обрушив экономику. Мальдивы импортируют продукты питания, воду и топливо, и малейшие перебои с ними вызовут массовый всплеск недовольства, который просто сметет режим.

Ко всему прочему, активную деятельность развернула оппозиция: получивший убежище в Лондоне бывший президент Нашид провел в августе этого года встречу оппозиционеров на Шри-Ланке. Была создана Мальдивская объединенная оппозиция, объявившая своей целью свержение президента. В рядах «Прогрессивной партии», которая в свое время выдвинула Ямина на пост президента, разлад и брожение: ее председатель, бывший лидер страны Гаюм, договорился о союзе с Нашидом против собственного сводного брата. Ямин не может опереться даже на ближайших соратников: год назад по обвинению в подготовке покушения на президента был арестован вице-президент Ахмед Адиб, сейчас он отбывает тридцатилетний срок за решеткой.

В этой ситуации жесткие меры призваны укрепить авторитет президента: как показывают опросы, подавляющее большинство мальдивцев поддерживают введение смертной казни, к тому же первые два приговора вынесены наркоманам-убийцам, расправившимся со своими жертвами с особой жестокостью. Идя на конфронтацию с Содружеством и иностранными державами, утверждая приоритет исламских традиций над западным гуманизмом, Ямин надеется заручиться поддержкой консерваторов и одновременно демонстрирует прозападной и исламистской оппозиции готовность прибегнуть к крайним мерам.

Большой брат осторожничает

Традиционный патрон Мале, Нью-Дели, оказался в сложной ситуации.

С самого обретения независимости Мальдивы входили в сферу влияния Индии. Именно индийские войска пришли на помощь президенту Гаюму в 1988 году, предотвратив переворот с участием наемников, — полторы тысячи десантников, высадившихся на островах, не оставили мятежникам ни малейшего шанса. Индийские самолеты первыми доставили помощь Мальдивам после цунами 2004 года. С 2009 года на островах развернута сеть радаров и станция морской разведки ВМС Индии. Наконец, Индия — основной торговый партнер Мальдив.

Во время недавних пертурбаций в Нью-Дели держались максимально нейтрально, стараясь не вмешиваться без нужды в происходящее и не возбуждать антииндийских настроений на островах. Индийское посольство в феврале 2013 года предоставило убежище на две недели свергнутому президенту Нашиду, а когда месяц спустя он был арестован, Нью-Дели добился его освобождения и гарантий, что его не будут преследовать за политическую деятельность. После этого Индия хранила сдержанное молчание, пока США, ЕС и Великобритания вовсю критиковали репрессии Ямина.

Два года спустя, когда Нашида все-таки посадили в тюрьму, премьер-министр Нарендра Моди в последний момент вычеркнул Мальдивы из списка стран своего индоокеанского турне. Намек был понят правильно. Через год Абдулла Ямин лично прилетел с двухдневным визитом в Нью-Дели. Президент назвал Индию старшим партнером Мальдив, заявил, что только индийцам острова обязаны своей независимостью, и пообещал поддерживать притязания Индии на роль постоянного члена Совбеза ООН.

Ласковый теленок

Заверяя Индию в вечной дружбе, президент Ямин одновременно укрепляет связи с Китаем. Пекин оказывает Мале денежную помощь, вкачивая туда инвестиции и помогая в развитии инфраструктурных проектов. Ходили даже слухи, что Мальдивы готовы сдать китайцам в аренду один из островов для создания базы.

Председатель КНР Си Цзиньпин посетил Мальдивы осенью 2014 года в ходе южноазиатского турне. Этот визит не был случайным: в китайских планах Мальдивам отводится важная роль — это пункт на «Морском Шелковом пути XXI века», торговом маршруте из Китая в Европу через Индийский океан.

В отличие от многих других государств, КНР демонстративно не вмешивается во внутренние дела Мальдив. Как разъяснил официальный представитель МИД КНР Хун Лэй, «Пекин полагает, что мальдивская сторона сумеет сама справиться со своими внутренними проблемами».

О том, что Ямин не готов жертвовать дружбой с Китаем ради своего «старшего индийского брата», свидетельствует история с аэропортом имени Ибрагима Насира. В 2010 году, при президенте Нашиде, контракт на его модернизацию получила индийская компания. В 2014-м президент Ямин объявил о расторжении договора, объяснив, что он был заключен Нашидом с нарушением правил. В апреле этого года, уже после визита Ямина в Нью-Дели, контракт стоимостью 800 миллионов долларов передали китайской фирме, что вызвало негодование индийцев.

Выход Мальдив из Содружества выгоден Китаю: Мале, не связанное больше хартией организации, сможет активнее сотрудничать с Пекином. В свое время так поступили на Фиджи. Дальнейшее развитие событий зависит от двух взаимосвязанных факторов: удастся ли Абдулле Ямину удержать власть и как поведет себя Нью-Дели. Индии предстоит нелегкий выбор: индийских силовиков давно беспокоит проникновение исламистов и боевиков базирующейся в Пакистане организации «Лашкар-э-Таиба» на Мальдивы и усиливающееся влияние Китая. Еще в октябре 2015 года свергнутый президент Нашид призывал Нарендру Моди вмешаться в ситуацию и помочь вывести Мальдивы из кризиса. Тогда индийский премьер не ответил на призыв. Сейчас, в момент обострения отношений между Индией и Пакистаном, мальдивская оппозиция открыто поддержала Нью-Дели, а президент Ямин по-прежнему хранит молчание, которое может ему дорого обойтись.

https://lenta.ru/articles/2016/10/18/maldives/