Новый вопрос о “двух Китаях”

Для любого человека старше 60 лет, кто следит за мировыми событиями, термин “два Китая” напоминает соревнование пост – 1949 года за дипломатическое признание, которое вели за материк (“Красный”) Китай и Тайвань, или, более формально, Китайская Народная Республика и Китайская Республика. К началу 1970-х годов, практически каждая страна признала требование Народной Республики о том, что только она должна быть признана в качестве законного суверенного правительства Китая. Просто материк был слишком велик и слишком важен экономически и стратегически, чтобы его отчуждать.

Сегодня, ставится новый вопрос о “двух Китаях”, но совершенно по-другому. Он основывается на том, что Китай лучше всего воспринимается как сильная страна, с многообещающим будущим, несмотря на некоторые кратковременные трудности, или как страна, сталкивающаяся с серьезными структурными проблемами и неопределенными долгосрочными перспективами. Коротко говоря, теперь можно увидеть проблески двух совершенно разных Китая. Но какой из них одержит победу?

Continue Reading

Заминка в пятом поколении

Россия и Индия уже имеют достаточно богатую совместную историю военно-технического сотрудничества. В интересах РФ — расширять это сотрудничество, особенно в новых областях, где у нее не будет конкурентов.

Continue Reading

Смертельные города Индии

Китай и Индия играют основную роль в обеспечении прироста населения Азии и определяют тенденции в процессе ее урбанизации. Согласно исследованию института McKinsey 2010 года, ожидается, что эти две страны будут обеспечивать 62% прироста городского населения континента между 2005 и 2025 годами, и впечатляющие 40% такого прироста во всем мире.

Статистики указывают на безотлагательность планирования городского строительства и управления ростом народонаселения в обеих странах. Но так же важно признать критические различия между этими двумя странами. Изменения в их путях урбанизации, а также различия в их подходах к природоохранной политике, вероятно, сделают проблемы населения Индии более трудно решаемыми.

Continue Reading

Оживление китайского экспорта или «валютные войны»?

Национальный банк Китая третий день подряд резко понижает официальный курс национальной валюты – юань. Агентство AFP проинформировало в четверг, 13 августа, что, курс юаня по отношению к доллару США понижен еще на 1,11 процента и установлен на уровне 6,4010 юаня за доллар.

Continue Reading

Новая гармония больших демократий

Когда премьер-министр Индии Нарендра Моди, пригласил президента США Барака Обаму посетить церемонию Дня Республики своей страны в начале этого года, это показало важное изменение в отношениях между двумя крупнейшими демократиями мира. Еще с 1990-х годов, три американские администрации пытались улучшить двусторонние отношения, с переменным результатом. В то время, годовой товарооборот между странами вырос, с $20 млрд до более чем $100 млрд, годовой товарооборот между США и Китаем оценивается в шесть раз больше, и политические отношения имели взлеты и падения.

Continue Reading

Нежеланные олимпийские игры

У Олимпийских игр печальное будущее. В наше время демократические страны не стремятся принимать их из-за несогласия налогоплательщиков, а авторитарные государства стремятся получить право на проведение любой ценой.

Continue Reading

Каким способом Китай завоевывает Юго-Восточную Азию

Пока полным ходом пробегает подготовка к сентябрьскому визиту председателя КНР Си Цзиньпиня в Вашингтон, чиновники в обеих странах предсказуемо преуменьшают свои разногласия по поводу негабаритных территориальных претензий Китая, подкрепленных строительством военных объектов на ранее необитаемых островах и атоллах в Южно-Китайском море. Эта дипломатическая деэскалация, после месяцев взаимных обвинений и завуалированных угроз, просто отлично подходит лидерам Юго-Восточной Азии.

Continue Reading

Турция: Поддержка Анкарой уйгуров может осложнить отношения с Китаем

Целью государственного визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Китай является демонстрация того, что интересы его страны как международной державы простираются далеко за пределы сотрудничества с западными союзниками. Но твердая поддержка Анкарой мусульманского уйгурского меньшинства в КНР может омрачить турецко-китайские отношения.

Continue Reading

Факторы, ограничивающие китайскую «мягкую силу»

Китай прилагает серьезные усилия, чтобы увеличить свою способность влиять на другие страны без применения силы или принуждения. В 2007 году тогдашний Президент Ху Цзиньтао рассказал Коммунистической партии, что страна должна увеличить свою «мягкую силу»; председатель КНР Си Цзиньпин повторил то же сообщение в прошлом году. Они знают, что, для такой страны, как Китай, чья растущая экономическая и военная мощь рискует напугать своих соседей, и те начнут формировать в противовес коалиции, разумная стратегия должна включать усилия, чтобы казаться менее пугающей. Но их амбиции по наращиванию «мягкой силы» по-прежнему сталкиваются с серьезными препятствиями.

Continue Reading