70 лет спустя. Как теперь выглядит будущее конфликта Палестины и Израиля

Новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину». Ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев, чтобы те не принимали компромисса с ХАМАС и не позволили Ирану влиять на ситуацию в регионе

Семьдесят лет назад, 29 ноября 1947 года, Ближний Восток изменился навсегда. Генеральная Ассамблея ООН одобрила резолюцию, в которой рекомендовала международному сообществу принять план о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское, на основе экономического союза. Иерусалим должен был получить статус международного города.

План был почти идеальным – неким прообразом будущего Европейского союза, в котором мирно сосуществуют два государства, а Иерусалим превращается еще в один Ватикан – государство в государстве, вернее, в двух. Но, как всякий идеальный план, он был далек от реальности. В итоге вместо мира Ближний Восток получил войну, которой не видно конца.

По данным СМИ, в начале 2018 года президент США Дональд Трамп планирует представить очередной план урегулирования палестино-израильского конфликта. Что может ждать регион на этот раз и может ли Трамп добиться успеха там, где не получилось у его предшественников? Переговоры о мирном урегулировании прекратились еще в 2010 году, а последние прямые консультации между сторонами конфликта проводились в 2014-м.

Дела неминувших дней

Сто лет – это много или мало? Мы видели, как в общем-то равнодушно в России встретили столетний юбилей Октябрьской революции. На Ближнем Востоке все иначе. События столетней и тем более семидесятилетней давности по-прежнему влияют на расклад сил в регионе, как будто произошли вчера.

Второго ноября 1917 года министр иностранных дел Великобритании Артур Бальфур в письме представителю британской еврейской общины лорду Уолтеру Ротшильду выражает поддержку созданию «еврейского национального очага на территории Палестины». Письмо стало известно как «декларация Бальфура». Через несколько лет документ получил признание мировых держав, идею о «создании очага» закрепили в полученном Великобританией мандате на Палестину.

В 1920–1930-е годы численность еврейской общины Палестины резко растет. Внутри нее появляются официальные структуры управления – от профсоюза до армии. Формируется будущая партийная система Израиля, разделение на правых и левых. И одновременно это годы бесконечных арабских восстаний, в ходе которых зародилась самоидентификация палестинских арабов. Именно тогда верх начали одерживать лидеры, не признававшие идею сосуществования двух общин на одной земле.

Еврейская община воспринимала арабские восстания достаточно однозначно – как погромы против евреев. В то же время некоторые сионистские лидеры осознавали, что столкнулись с соперничающим национальным движением.

«Мы видим ситуацию единственно возможным для себя образом. Арабы видят нечто абсолютно противоположное тому, что видим мы… Их страх не в потере земли, а в потере родины арабского народа, которую другие хотят превратить в родину еврейского народа», – писал Давид Бен-Гурион, будущий первый премьер-министр Израиля.

Еврейская община боролась за независимость и свое государство, арабская – за отсутствие еврейского государства. В итоге, когда в 1947 году ООН приняла свое решение, для одних это стало сбывшимся чудом, для других – катастрофой.

«Декларация Бальфура – это не то, что можно забыть», – написал в Guardian к столетнему юбилею документа глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас.

Палестинцы ведут отсчет катастрофы своего народа не с момента, когда арабские лидеры фактически отказались от предложения ООН создать два государства на одной земле, а с момента, когда международное сообщество согласилось на реализацию идеи о «еврейском очаге» в Палестине. И это очень важно для понимания сущности палестино-израильского конфликта и того, почему в 1947 году план Генассамблеи был слишком идеалистичен.

Потребовались десятилетия войн, чтобы факт существования Израиля был признан частью арабских государств и частью палестинской политической элиты. В 1993 году премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель Организации освобождения Палестины Ясир Арафат подписали Декларацию принципов о временных мерах по самоуправлению (соглашения Осло). На основании этого документа была создана Палестинская национальная администрация, постепенно получившая под свое управление территорию на Западном берегу реки Иордан и сектор Газа.

Соглашения Осло вызывают противоречивые чувства как у палестинцев, так и у израильтян. Но с этого момента принцип «два государства для двух народов» как основа для окончательных палестино-израильских договоренностей стал непреложным. Идея ООН снова обрела актуальность. Другое дело, что речь идет о совсем других границах, чем в 1947 году, и это один из самых болезненных вопросов для урегулирования.

Палестинцы настаивают на признании границ, существовавших до начала Шестидневной войны 1967 года; Израиль отказывается уходить с части оккупированных территорий, где за эти годы появилось множество еврейских поселений. И ни одна из стороны не готова к компромиссу по Иерусалиму.

Ультиматум Трампа

Заступив на пост президента США, Дональд Трамп, как и его предшественники, пообещал добиться мира на Ближнем Востоке. Ответственным за это направление он назначил своего зятя Джареда Кушнера.

«Всю свою жизнь я слышу, что сложнее сделки в мире нет. И я это видел. Но я предчувствую, что Джаред прекрасно справится с этой работой», – сказал Трамп, добавив, что, если у Кушнера не получится добиться мира между Израилем и Палестиной, это не выйдет ни у кого.

С тех пор прошел год. Кушнер, как и другие советники Трампа, совершил несколько серий поездок по региону; побывал на Ближнем Востоке (в Израиле и Саудовской Аравии) и сам Трамп. Однако никакой четкой программы урегулирования предъявлено не было. Хотя стала понятна главная цель Трампа в регионе – положить конец влиянию Ирана на Ближнем Востоке. Остальное не важно.

Еще в феврале новый президент США заявил, что больше не настаивает на реализации принципа «два государства для двух народов». «Я смотрю и на два государства, и на одно, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам. Меня и то и другое устраивает. Одно время мне казалось, что решение на основе двух государств проще, но, честно говоря, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду рад тому, что им больше нравится», – сказал Трамп на пресс-конференции в Вашингтоне по итогам переговоров с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в феврале этого года.

Что имел в виду Трамп, так до конца никто и не понял. Ни тогда, ни сейчас. По словам официального представителя Палестины на переговорах с Израилем Саиба Ариката, единственная альтернатива «принципу двух государств» – это единое демократическое государство с равными правами для христиан, мусульман и иудеев. Однако, как он подчеркнул, эта формула нуждается в двух сторонах, Израиль к этому не готов.

Арикат прекрасно помнит, что понятие «еврейское государство» закреплено в Декларации независимости Израиля; признать право на существование еврейского государства требует Израиль от арабского мира. А единое государство не может быть ни еврейским, ни арабским.

Однако есть версия, что слова Трампа могли означать и то, что он не собирается добиваться окончательного размежевания между палестинцами и израильтянами любой ценой. Два государства – не самоцель. Главное – компромисс, стабильность и нейтрализация Ирана. По сути, новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину».

В начале ноября газета «Аль-Кудс аль-Араби» опубликовала информацию, что США якобы предлагают палестинцам согласиться на признание палестинского государства «на бумаге» в обмен на замораживание строительства еврейских поселений на оккупированных территориях, экономические поблажки и облегчение режима передвижения на границах с Иорданией и Египтом.

По сути все то же самое, что сейчас, с некоторыми дополнительными поблажками. Газета утверждает, что этот план был представлен Аббасу в ходе его неожиданного визита в Саудовскую Аравию в начале ноября. В конце октября Эр-Рияд посетил Кушнер. Согласно источникам издания, если Аббас предложение не примет, Вашингтон откажется от своих обязательств относительно палестино-израильского урегулирования. Другие СМИ сообщают, что Аббасу фактически предъявлен ультиматум: или принять план, или уйти в отставку.

В США сообщение «Аль-Кудс аль-Араби» не подтверждают, но ультиматум, похоже, действительно был. Это подтверждает история вокруг представительства Организации освобождения Палестины в Вашингтоне. Трамп дал палестинцам 90 дней (с 24 ноября) на то, чтобы возобновить переговоры с Израилем о мирном урегулировании, или представительство будет закрыто.

Цена единства

Условие для Аббаса практически невыполнимо. Сейчас для него главная задача – сосредоточиться на внутрипалестинском примирении, прежде всего двух основных политических сил – ФАТХ и ХАМАС, и восстановлении прерванных почти десять лет назад связей между Западным берегом реки Иордан и сектором Газа.

Первого декабря должно начать работу правительство национального единства, а в 2018 году пройти парламентские и президентские выборы. Сроки полномочий Аббаса как главы Палестинской национальной автономии давно истекли. Но из-за раскола выборы были невозможны. Теперь, в рамках процесса консолидации, внутри Палестины предстоит серьезная борьба за власть – за депутатские и министерские кресла и, возможно, за президентское. На этом фоне трудно представить палестинских политиков, идущих на уступки Израилю.

Со своей стороны израильтяне не готовы вести переговоры с палестинцами, если в составе палестинского правительства и органов безопасности окажутся члены ХАМАС и других вооруженных группировок, не признающих государство Израиль.

То есть Аббасу нужно не мириться с ХАМАС, а подавить его, победить политически и взять под контроль его силы безопасности. В этом Аббасу готова помочь Саудовская Аравия, которая обеспокоена резким сближением ХАМАС с Ираном и «Хезболлой» – своими злейшими врагами в регионе. Вопрос, справится ли Аббас, в его ли это силах? Пока тема разоружения ХАМАС отложена, дабы не подрывать и без того хрупкое перемирие внутри Палестины. ХАМАС настаивает на интеграции своего движения в политические структуры автономии. Именно так они видят реализацию соглашений о перемирии.

Ближайшие недели покажут, смог ли установить Аббас контроль над сектором Газа и как работает правительство национального единства, удается ли преодолеть разногласия. Но времени у Аббаса немного. На него будут давить Израиль, Саудовская Аравия и США, которые не примут компромисса с ХАМАС, чтобы не оставить шанс Ирану влиять на ситуацию в регионе.

Еще в 2002 году Саудовская Аравия от лица всех арабских стран заявила о возможном налаживании отношений с Израилем, если будет урегулирована палестинская проблема: освобождены оккупированные территории, провозглашена независимость Палестины со столицей в Восточном Иерусалиме, беженцы получат право вернуться домой. Спустя 15 лет саудовско-израильские контакты больше не являются секретом, две страны создали совместный общий фронт против Ирана. Все разговоры о ближневосточном урегулировании сводятся к нейтрализации Тегерана. Проблемы Палестины отошли на второй план.

Обещания заморозить строительство еврейских поселений – слабая альтернатива независимости. Но ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев. Нынешнее правительство Израиля во главе с Биньямином Нетаньяху ситуация устраивает – окончательное урегулирование с болезненными компромиссами ему не нужно, да и предлог для отказа от переговоров всегда есть, ведь ХАМАС отказывается признавать Израиль.

Но нерешенные вопросы так или иначе дадут о себе знать, будут постоянно подпитывать радикальные настроения и среди палестинцев, и среди израильских арабов.

«Израиль и друзья Израиля должны понять, что можно отказаться от решения по принципу «два государства», но палестинский народ все равно останется здесь», – подчеркнул Аббас в своей статье в Guardian. Похожие слова когда-то говорили израильтяне: нравится арабам или нет, но мы никуда не уйдем с этой земли.

А значит, придется договариваться. Причем на место Аббаса могут прийти гораздо более несговорчивые политики. Хотя и такой этап в истории двух народов уже проходили и все равно возвращались к необходимости переговоров. Но до тех пор, пока палестинцы и израильтяне не осознают неизбежность компромиссов, не примут друг друга не на словах, а на деле, ни один план, навязанный извне, не сработает, как не сработал 70 лет назад план Генассамблеи ООН.

http://carnegie.ru/commentary/74859