Россия и Китай пытаются победить США в триллионной гонке за контроль над Арктикой

Зовите это новой холодной войной: Россия, Китай и Соединенные Штаты борются за влияние и контроль в той части мира, где как раз буквально очень холодно.

Более чем на половине всего побережья Арктики вдоль своих северных берегов, Россия долгое время стремилась к экономическому и военному господству в части мира, где прячутся до 35 триллионов долларов нетронутых запасов нефти и природного газа. Сейчас Китай пробивается в Арктику, объявив в прошлом месяце о своих амбициях развивать «Полярный шелковый путь» через регион, поскольку повышение глобальных температур открывает новые морские пути и экономические возможности на вершине мира.

Игра ведется на от 1/5 до 1/4 неиспользованных ресурсов ископаемого топлива в мире, не говоря уже о ряде полезных ископаемых, включая золото, серебро, алмаз, медь, титан, графит, уран и другие ценные редкоземельные элементы. Когда лед будет отступать, эти ресурсы станут еще больше доступны.

На декабрьском совещании ученых по климату в Новом Орлеане команда из Национального управления океанических и атмосферных исследований заявила, что Арктика, какой мы ее знаем, ушла в прошлое. Подчеркивая новую фразу - «Новая Арктика», они описали всплеск потепления поверхности океана и снижения толщины ледяного покрова как беспрецедентный с 2000 года за последние 1500 лет. Арктика, как они писали, «не показывает никаких признаков возвращения к состоянию надежно замороженного региона последних десятилетий».

По мере того, как лед отступает, продвигаются корпорации и правительства. Морские порты, горнодобывающие операции, нефте- и газопроводы - а также новые дороги, железные дороги и взлетно-посадочные полосы для их обслуживания - прибывают в регион ускоренными темпами. Перечень запланированных, незавершенных, завершенных или отмененных арктических инфраструктурных проектов, составленных глобальной финансовой компанией «Guggenheim Partners», насчитывает около 900 проектов, требующих инвестиций в размере 1 триллион долларов, некоторые из которых уже на подходе.

С 300 млрд. долл. США потенциальных проектов, которые были завершены, находятся в процессе осуществления или были предложены, Россия - явный лидер в развитии инфраструктуры Арктики. Крупнейшая в мире страна продвигается в возобновлении некоторых заброшенных военных объектов советской эпохи, размещает новые объекты и аэродромы на своей северной территории, а также создает ряд морских портов вдоль своего северного побережья. Государственная нефтяная компания «Роснефть» начала бурение самой северной установки на российском арктическом шельфе в прошлом году, пытаясь использовать месторождение, которое может содержать более полумиллиарда баррелей нефти. В июне она нашла свое первое месторождение в море Лаптевых в Восточной Арктике. Между тем, российский энергетический гигант «Газпром нефть» уже перекачивает нефть из-под арктических вод через другое морское месторождение в Печорском море.

Конечная цель: к 2050 году добыча морской арктической нефти составит от 20 до 30 процентов российского производства.

Россия не одинока. Финляндия, США и Канада также предложили значительные инвестиции в инфраструктуру в пределах своих соответствующих арктических зон. Государственная энергетическая компания Норвегии проводит геологоразведочные работы в далеких районах Баренцева моря, даже когда ее фонд национального благосостояния рассматривает возможность отказа от ископаемого топлива. В январе администрация Трампа объявила о планах открыть большую часть внешнего континентального шельфа США для морского бурения, включая районы у северного побережья Аляски.

Но именно появление Китая - нации без территориальных претензий в Арктике - как восходящей полярной силы, может встряхнуть конкуренцию за ресурсы и влияние в регионе. По мере роста экономической и военно-морской мощи Китай начал подпитывать проекты развития Арктики, несмотря на отсутствие там своих территорий, что подчеркивает растущее глобальное значение региона.

Хотя не все инфраструктурные проекты в Арктике, зарегистрированные «Guggenheim Partners», будут завершены, «уровень проектов совершенствуется, - говорит Джим Пасс, старший управляющий директор «Guggenheim Partners», который много путешествовал по региону. По его словам, проекты, которые как считалось ранее, в основном концептуальные, созрели в хорошо продуманных проектах капитальной инфраструктуры со значительной отдачей от инвестиций. По мере того, как лед продолжает отступать, начинается гонка по разработке или покупке проектов, которые могут наилучшим образом позиционировать государства и компании для конкуренции в Новой Арктике.

Гонка за арктическими богатствами

В декабре примерно в то же время ученые-климатологи обсуждали последний отчет о карте Арктики в Новом Орлеане, танкер покинул российский объект «Ямал СПГ» на северо-восточном полуострове Ямал, направляясь в Великобританию. На танкере перевозили первую партию сжиженного природного газа (СПГ), выпускаемого компанией «Ямал СПГ», которая официально открылась в первую неделю декабря президентом России Владимиром Путиным, который выступал в качестве распорядителя по этому случаю.

Проект, являясь одним из наиболее сложных объектов энергетической инфраструктуры в Арктике на сегодняшний день, всего лишь один из почти 275 миллиардов долл. США потенциальных инвестиций в энергетику в Арктике, зарегистрированных в базе данных «Guggenheim Partners», и эталонный проект для России, на который приходится почти 150 миллиардов долларов этих потенциальных инвестиций.

Взгляд на российский перечень ледоколов подчеркивает ее приверженность региону; в России в эксплуатации около 40 ледокольных судов, еще 5 строятся и еще 6 запланировано. Финляндия, владеющая вторым по величине в мире ледокольным флотом, имеет 7, за ней следуют Канада и Швеция с 6 каждая. У США есть 5, только 1 из которых - так называемый тяжелый ледокол. Пытаясь обновить стареющий флот, береговая охрана США планирует построить еще 6 (3 тяжелых и 3 средних ледокола), хотя первые не будут готовы ранее 2023 года.

Энергетические ресурсы, скорее всего, останутся движущей силой крупных инвестиций в Арктику в обозримом будущем, но при всех фанфарах вокруг них, очень заметные энергетические проекты, такие как Ямальский СПГ, составляют лишь часть экономической картины в Арктике, говорит Пасс. В список арктических проектов «Guggenheim Partners» входит норвежский центр обработки данных, финский завод по производству биомассы и этанола, шведский завод по производству литий-ионных батарей, среди многих других проектов, которые выходят за рамки более традиционных категорий: ископаемых видов топлива, горных работ, дорог и железных дорог.

Но наибольшая возможность, по его словам, вероятно, связана с транспортом - не только внутри Арктики, но и через нее. Большая часть Арктики, вероятно, не увидит свободные от льда судоходные пути в течение некоторого времени, возможно, двух десятилетий или дольше. Но другие маршруты, такие как Северный морской путь вдоль северного побережья России, уже являются судоходными - пусть и не так легко - в определенные периоды года, корабли будут путешествовать между Восточной Азией и Северной Европой, сокращая от 30 до 40 процентов от расстояния по традиционному маршруту через Суэцкий канал. Россия уже установила более дюжины морских портов по маршруту в таких местах, как Архангельск и Мурманск, на северо-западе страны, до Тикси и Певека на северо-востоке.

Между тем, если данные действительно являются новой нефтью, Новая Арктика может быть домом и для этих трубопроводов. Подводные кабели, проложенные через Арктику, могли бы в один прекрасный день быстрее соединить Азию, Северную Европу и Северную Америку, обеспечивая гораздо более короткие маршруты для данных, перемещающихся по северному полушарию.

«Является ли это частью миллисекунды, которая требуется для совершения финансовых транзакций между Токио и Лондоном, или же это более короткие судоходные маршруты из Северной Европы в Китай, Арктика сокращает расстояния», - говорит Хизер Конли, старший вице-президент по Европе, Евразии и Арктике в Центре стратегических и международных исследований. «Поскольку глобализация продолжает делать акцент на скорость, Арктика будет оставаться важной частью нашей истории».

Новая Арктика

История Новой Арктики, тем не менее, продолжает развиться медленно. Хотя лед отступает, Арктика остается сложной средой для работы. Один только интенсивный холод представляет собой проблему, не возникающую в других морских условиях, и, хотя, измерения морского ледяного покрова в прошлом году были в среднем на 1/4 ниже среднего за три десятилетия до 2010 года, в воде все еще много льда. Мечте судоходных компаний об Арктике, которая удобна для мореходства и недорога для пересечения, придется ждать воплощения, возможно, в течение многих десятилетий.

Китай, тем не менее, проявил живой интерес к тому, что Арктика может предложить в плане глобального судоходства, запасов рыбы, энергетической безопасности и других полезных ископаемых. Китайское правительство, вероятно, прицелилось на самые отдаленные перспективы в регионе, используя свою финансовую мощь для обеспечения доступа к ресурсам, которые он не может получить по территориальным претензиям.

Например, когда финансирование для объекта по производству СПГ на Ямале потерпело неудачу после введения санкций США в отношении России в 2014 году, Китай включился в финансирование на 12 млрд. долларов для завершения проекта. Во время поездки президента Трампа в Китай в ноябре китайская энергетическая концерн «Sinopec» подписала соглашение с «China Investment» и «Bank of China» для предоставления финансирования для «Аляски СПГ» - завода по экспорту сжиженного природного газа на другой стороне Тихого океана.

«Они считают себя почти арктическим государством и арктической заинтересованной стороной, и они хотят убедиться, что они не заблокированы в Арктике прибрежными государствами», - сказала Конли. «Им нужно удостовериться, что они являются равным партнером. Сейчас они изучают свои экономические возможности и убеждаются, что у них есть место за столом переговоров, если что-то решается о будущем использовании Арктики».

Прошлым летом власти Китая расширили глобальную инфраструктурную инициативу в размере 1 трлн. долларов США, известную как «Один пояс-один путь», чтобы включить в нее компонент Арктики, в результате чего регион станет частью более широкого подхода Китая для взаимозависимого мира с Китаем в центре внимания. В то же время китайский ледокол с научной миссией завершил околополярное судоходство, пересекая Северный морской путь вдоль северного побережья России и Северо-западный пролив Северной Америки. Китай продолжает изучать сделки по свободной торговле в Скандинавии и Канаде, одновременно продвигая научное сотрудничество в Арктике.

«Существует высокая дипломатическая активность и инициатива. В настоящее время инициатива «Один пояс-один путь» имеет арктическую манифестацию, и они продолжают интересоваться наукой», - сказала Конли. «Новая экономическая динамика заключается в том, что Китай очень заметен в Арктике».

Оттепель и медленное замораживание

Климатологические заботы в сторону – их очень много - одно дополнительное последствие таяния Арктики - это рост человеческой активности там. Это включает в себя рост коммерческого и научного трафика, а также в военном присутствии и деятельности. Для России, в частности, отступающий морской лед представляет собой отход от естественного барьера, который давно защищал ее северную границу, что побудило ее военных повысить способности и присутствие в регионе в качестве средства обеспечения безопасности, как своей границы, так и все более ценных морских путей и богатства ресурсов за его пределами.

«То, что мы видим сейчас, - это очень медленное замораживание Арктики геополитически», - сказала Конли. – «Россия продолжает свою военную модернизацию на севере, и хотя она не массивная, это определенно изменение положения».

По ее словам, растущее российское военное присутствие в регионе порождает старые чувства недоверия, вырабатывая антитела внутри НАТО, которые в настоящее время также настаивают на увеличении военного присутствия в регионе. «Нас не тянет назад к положению холодной войны, но вы начинаете видеть, что мышечная память возвращается», - сказала она. «И это потому, что мы видим этот всплеск в военной деятельности».

Взгляд, что Арктика может превратиться в точку вспышки глобальной напряженности, остается отдаленным. Регион давно зарекомендовал себя как место международного сотрудничества, в котором арктические государства решают приграничные споры и другие конфликты дружно за столом переговоров (как Россия и Норвегия в 2010 году). Но по мере роста военной активности в регионе наряду с коммерческой деятельностью вероятность аварий, недоразумений и недопонимания также возрастает.

В Новой Арктике с появляющейся стратегической и экономической ценностью, и где нормы все еще устанавливаются, потенциал для наращивания напряженности реален. Если Арктика сократит расстояния, страны, которые когда-то чувствовали себя довольно далеко друг от друга, вскоре могут оказаться намного ближе друг к другу, когда лед отступит.

Опасаясь того, к каким геополитическим реалиям может привести Новая Арктика, военные планировщики уже учитывают эти факторы. На мероприятии Ассоциации ВМС сил в Пентагоне в начале этого месяца комендант береговой охраны США адмирал Пол Зукунфт отметил, что новый тяжелый ледокол береговой охраны будет невооруженным, когда начнется его эксплуатация в 2023 году. Но корабль будет иметь пространство, вес и электроэнергию, чтобы он мог нести наступательные вооружения в будущем.

https://www.cnbc.com/2018/02/06/russia-and-china-battle-us-in-race-to-control-arctic.html