Выборы в Европарламент: Европа между Макроном и Сальвини

This post has already been read 197 times!

Вот уже как год я пытаюсь объяснить нашим европейским партнёрам из различных правительственных организаций, что результаты выборов в Европарламент вообще ничего не значат: вся эта победа людей, выступающих за единую Европу, – обыкновенная блажь. Ведь абсолютно не важно, что проевропейским силам удастся создать широкую коалицию, прибавив к своему блоку либералов Макрона, важно другое – продолжающийся рост популярности праворадикальных сил на континенте.

Я сейчас не буду рассказывать о результатах голосования – вы можете об этом прочесть в сводках новостей, – наоборот, мне бы хотелось говорить о будущем Европы, о том, куда мы все движемся, какое направление выбираем. И спешу вам сказать: то, что мы сейчас наблюдаем, постепенный поворот вправо, вызывает не просто негативную эмоцию, а серьёзное опасение. Радикальность же проявляется не за парламентской трибуной, она живёт на улицах городов: где-то советуют евреям не носить кипу, где-то сжигают палатки в лагерях беженцев, где-то сами мигранты, находясь на свободных квартирах, готовят взрывчатки для осуществления терактов, а кое-где сбывают людей в рабство. Всё это – элементы новой, праворадикальной системы.

Многие говорят, что всё началось в 2015 году – с момента инвазии России в Сирию и массового потока беженцев в страны Европы, – но это ошибочное суждение. Старт всему был дан после финансового кризиса 2008-2009 годов, когда начался отток людей из несостоятельных, бедных стран с высокой рождаемостью. Тогда произошла полная переориентация глобальной экономики. Рост технологий подвиг удешевление рабочей силы и исчезновение многих специальностей, часть производств переехала, часть закрылась, средний класс – как экономическая единица – значительно уменьшился.

Появился новый класс, о котором никто не хочет говорить. Я его называю тем, что ниже среднего и выше бедности. Он проголосовал за Трампа, устроил референдум в Каталонии, вышел на парижские улицы, привёл к власти радикалов в Германии и в Австрии, изменил политическую повестку в Италии. И ведь никто не хочет об этом рассказать из числа европейских депутатов. Многие даже не стремятся осознать нынешних реалий.

В настоящий момент большинство – это люди, получившие высшее или среднее образование, имеющие или снимающие жильё, одинокие или семейные, работающие – у кого-то из них есть небольшой бизнес. И всех этих людей объединяет одно – нет, не ненависть к мигрантам и бюрократам (всё это – производная), их объединяет отсутствие возможности влиять на политические процессы. Их не слышат. И этим пользуются те, кто владеет новыми технологиями, те, кто хочет поставить себя выше ныне существующего порядка. В общем-то, мы наблюдаем с вами очередную смену элит, точнее, попытку её изменить.

А теперь, после прочтения всего вышеизложенного, скажите мне на милость: чем здесь может помочь Европарламент, который являет собою свыше семисот бюрократов, о деятельности которых практически ни один европеец не знает? Он только знает, что все эти люди содержатся на его деньги, что они принимают решения, от которых почему-то зависит его жизнь.

Правые силы – это не угроза, это – инструмент. Инструмент в руках Кремля, финансирующего популистов и устраивающего школы по подготовке радикалов по всей Европе, это оружие части американских миллиардеров, жаждущих сменить европейские элиты при помощи гениального технолога, Стивена Бэннона, это возможность для так называемых суверенистов – таких, как премьер Венгрии Виктор Орбан – заполучить политическую власть, это механизм, который позволяет многим арабским организациям различного толка расшатать Европу изнутри, подорвать её.

Всё очень просто: никому не нужно крупное объединение со своим законодательством, тарифными ограничениями, образование, контролирующее поставки российского газа и нефти, ограничивающее ввод американской продукции, налагающее санкции на предприятия арабских и не только стран. Никому не надо, чтобы существовал столь крупный регулированный рынок, где есть своя валюта. И самое страшное, что ныне это становится не нужно и самим европейцам. У многих есть желание обменять единый союз наций на унию 28 географических объектов.

Вот с чем стоит бороться действующей элите ЕС, а не думать о результатах выборов чиновников в Европарламент и о назначениях в Еврокомиссию – в ещё один важный, но всё же бюрократический орган.

Кстати, ошибка некоторых европейских политиков состоит в том, что им представляется рациональным и целесообразным вступить в негласный союз с Китаем, который часть из них считает противодействием другим мировым игрокам, возможностью сохранить не просто глобальный характер экономики, а гиперлиберализм – понятие, принятое за константу на континенте. У Китая свои интересы, интересы, что заключаются в экономическом подавлении, вовлечении, инвазии, если хотите. Да, они предлагают глобальный механизм, но это механизм не свободной торговли, а полноценной зависимости. А как показывает история: подчинение приводит не к миру, а к перманентной войне.

Ошибка заключается и в замене политического подхода на сугубо институциональный. Посмотрите на нынешний Европейский Союз. В этом образовании есть всё – от социальных программ до бюрократа. Нет только одного – политической повестки. И эту лакуну сейчас заполняют популизмом, национализмом, в отдельных случаях фашистскими коннотациями. Фашизм со своей закрытой системой и открытый ЕС – вещи несовместимые. Однако не всегда логика позволяет уберечь союзы от распада.

Не нужно быть наивными, полагая, что русские вот уже как шесть лет находят слабости, уязвимости в мире социальных сетей, в мире информации и технологий. Если бы им не позволяли этого делать, ничего бы не произошло. Этого европейцы не понимают. Им важнее другое – выборы в Европарламент, назначения чиновников и увеличение числа бюрократов. Они не видят, как их сограждан выбросили на обочину. Но это увидел американский технолог – Стивен Бэннон.

Какая разница, какой будет коалиция, если в последующие пять лет уровень поддержки правых только увеличится, если есть угроза смены не только политической глобальной элиты, но и всеобщей парадигмы. Неужели вы так и не поняли, господа европейские политики, радикалы – это попытка вас всех сместить чужими руками. Что всё это начало новой технологической революции, где все вы – как полагают люди, заказывающие весь этот шабаш – слабое звено.

Посмотрите, что произошло на самом деле. Радикалы получили четверть мест в Европарламенте. Во многих ключевых странах ЕС они заняли первые места на прошедших выборах. Это значит, что через пару тройку лет они смогут там претендовать на реальную власть.

Сможете вы теперь решить проблему с Брексит, если британцы отдали большую часть голосов ныне тем, кто голосовал за выход Великобритании из состава Содружества? Получится ли у вас избежать терактов, поджогов и разрушительных демонстраций в Германии и во Франции, если уровень поддержки откровенных националистов там только растёт? Удастся ли вам вернуть Италию обратно в здоровую экономическую систему, когда там побеждают партии, плюющие на действующие экономические законы? Избежите ли вы перманентных кризисов в Испании, когда вы отбрасываете  юридическую часть и заводите в тот же Европейский парламент сепаратиста  Пучдемона?

Да, единственная страна, у которой пока получилось частично потопить правых – это Австрия. Однако я до сих пор не понимаю: руководство республики в этом всём видит только циничную политическую цель, или оно действительно обеспокоено общей ситуацией в Европе.

Всё дело в том, что ныне Макрон, создав либеральный проект, спас европейские институции от дробления и окончательного упадка. Но институции – это ещё не система. Это – вершина проблемы. Сейчас многие пишут о том, что Европа стоит на перепутье: каким путём пойти – тем, что предлагает Макрон или тем, которым уже ведёт итальянский министр Сальвини. В известной степени это – правильный вопрос. Однако он не ключевой.

Главная проблема – не выбор политического пути. Главный вызов – это возвращение к либеральному порядку. А мне представляется, что многие политики, даже в той же Европе, хотят не качественного преобразования, а раскола. Вот почему они пытаются объединить свои усилия, а иногда и возглавить течение правых сил, радикалов. И таких политических деятелей ой как много: часть из них сидит не только в действующих правительствах стран Европы, но и в Правящих ложах Европарламента.

Александр Демченко

Post Author: Intercourier

Leave a Reply